на главную
Разделы портала

*

Мир искусства  |  Лорина Маккеннит и некоторые стилевые тенденции в современной фолк-музыке

Начало

 

 В современном многообразном искусстве, как массовом, так профессиональном, одним из ведущих направлений является фолк-музыка. Стремление к старине, к воскрешению забытых национальных традиций заставляет композиторов и исполнителей обращаться к подлинным, древним образцам народной музыки и перерабатывать их в духе времени и в соответствии со своим вкусом. Внося в народную музыку новые приемы обработки, или создавая музыку в стиле народной, лучшие из них все-же сохраняют красоту и своеобразие различных этнических традиций. Одним из направлений, привлекающих в настоящее время музыкантов, является «кельтский фолк».

Начало «кельтскому фолку» как направлению положили в 60-х годах ХХ века английские пабовые ансамбли и ирландские (дублинские) группы, выведшие кельтскую музыку на концертные сцены не только в Ирландии, но и далеко за ее пределами. Одни из таких групп в своем творчестве развивали традиции преимущественно инструментальной танцевальной ирландской музыки (Celtoiri Cualann, Chieftains, Dubliners). Другие же в 70-80-х годах делали акцент на сложные инструментальные аранжировки и женское пение, став представителями балладного направления (Clannad, Altan). Особенностью их творчества было стремление к максимальной архаизации музыки. Постепенно такой подход перерос в подход синтетический, аранжировки стали тяготеть к арт-роковым, а сам стиль к world music. В настоящее время обе линии кельтского фолка продолжают существовать. Не все его представители создают в одинаковой мере художественно ценные образцы переосмысления традиционной музыки. Однако, творчество лучших из музыкантов, работающих в этом направлении, заслуживает изучения и рассмотрения с точки зрения сохранения ими подлинных национальных истоков музыки.

Канадская певица, арфистка и композитор Лорина Маккеннит в настоящее время является одной из самых ярких звезд на небосклоне фолк-музыки. Творчество Лорины характеризует ее как высокого профессионала, имеющего историко-культурную, исполнительскую подготовку и собственный музыкально-поэтический вкус.

 Сама певица отмечает, что все её работы основаны, в первую очередь, на историческом наследии кельтов, и именно эта этническая канва определяет её поиски. Это неудивительно, так как семья Маккеннит свое происхождение ведет от ирландских эмигрантов. Некоторые факты биографии помогают понять генетически заложенное в Лорине стремление к культуре и искусству своей «исторической» родины.

 Лорина родилась в 17 февраля 1957 года в канадском городе Морден в семье медсестры и скотопромышленника. Этот небольшой провинциальный городок был центром сплетения самых разнообразных мировых национальных традиций. Именно здесь Лорина увидела и впервые почувствовала это взаимодействие и впоследствии развила его в собственном творчестве. Юная девушка получила музыкальное образование по классу вокала и фортепиано. В десятилетнем возрасте она уже пела в городском детском хоре и играла на органе. Кроме того, была одним из лучших исполнителей шотландского танца хайленд в своем городе.

В семидесятые годы Лорина переехала в Виннипег. В Канаде существовал не один клуб, где собирались и выступали любители народной музыки. И Лорина стала участником одного из таких клубов. «Первой ступенькой для меня была кельтская музыка», - вспоминает Лорина. «Её звуки привлекали меня на подсознательном уровне, и она лежит в основе того, что я продолжаю делать и до сих пор» (Цитата по материалам Интернет–сайта http:\\www.Quinlan Road/com). Освоив игру на арфе, Лорина выступала в целом ряде фолк-составов. В конце семидесятых Лорина - постоянная участница всех местных фолк-фестивалей. Получило развитие и ее второе увлечение: она стала активно сотрудничать с местными музыкальными театрами, участвуя в постановке крупнейших бродвейских мюзиклов. Ее музыкальное образование в это время продолжилось учебой в Manitoba School for Theater and Allied Arts. Однако в то же время Лорина стала студенткой местного университета по сельскохозяйственной тематике и намеревалась стать ветеринаром. Более того, основным источником заработка для Лорины в то время была работа в фирме ее отца: в качестве менеджера она занималась продажей домашнего скота. Однако музыка оказалась сильнее.

В 1977-78 гг. Лорина принимает участие в конкурсе Maurier Search For Talent. Канадская телекомпания СВС предоставила конкурсантам возможность продемонстрировать свои способности. Лорина исполнила на конкурсе свой коронный номер из мюзикла «Моя прекрасная леди», который впечатлил и зрителей, и судей и вывел ее в число финалистов.

В 1981 г., приобретя определенную известность и получив специальность ветеринара, о которой она мечтала еще в детстве, Лорина переехала в Стрэтфорд, Онтарио, где участвовала во множестве фестивалей и театральных постановок. В следующем году она совершила свою первую поездку на родину предков. К этому времени кельтская музыка и песни стали для нее настоящей страстью. Вдохновленная поэзией У.Б. Йитса и музыкой таких исполнителей, как Ален Стивель, Planxty, Bothy Band, она извлекла из этого путешествия идеи, которые в будущем легли в основу её творчества - идеи сохранения и переработки музыкального наследия древних кельтов.

Вернувшись домой, Лорина создала собственную студию звукозаписи, Quinlan Road и свой первый альбом «Elemental» выпустила в 1985 г. на кассете. Позже продажа дисков и активная концертная деятельность принесли певице известность по всей стране. Следующие работы не заставили себя ждать. В ближайшие несколько лет Лорина выпускает еще два альбома. В первом из них – «To Drive The Cold Winter Away»(1987), вниманию широкой публики были представлены английские рождественские песни – кэрол. В следующем «Parallel Dreams» (1989), предметом творческого «исследования» стала история кельтов. Здесь появились как народные ирландские песни, так и собственные мелодии в этом духе.

Тем временем, количество поклонников росло, и положительные отклики множились. После выхода «Parallel Dreams» вышел ряд серьезных публикаций в канадской прессе, а телекомпания СВС показала миллионам канадских зрителей ее получасовое выступление на "Летнем Фестивале" 1988 года. Популярность Лорины выходит за пределы Канады. А в конце 80-х годов она отправляется в первые турне. В 1991 г. певица принимает участие в фестивале кельтской культуры в Венеции. «До того, как я попала сюда, я думала, что кельты жили только в Ирландии, Шотландии, Уэльсе и Бретани» - вспоминает Маккеннит. Однако современные этнографические исследования свидетельствуют о том, что кельтские племена населяли не только эти области, но и часть современной Германии и Швейцарии, испанской Галиции, Австрии, Чехии, Словакии и, даже, - Польши и России.

«На деле оказалось, что эта древнейшая культура распространилась по всему миру и тесно переплелась с культурными традициями практически всех народов. Я узнала многое об истории и географии кельтов, и оказалась втянута в древнюю, богатую культуру ритмов, мелодий и слов. Я открыла традиции, которые повторяют друг друга, находясь на разных концах земного шара, людей, у которых свои особенности, но которые разделяют те же ценности» - говорит певица.

Именно с этого момента в музыке Лорины начинают звучать мотивы «путешествий» во времени и пространстве. Следующий альбом «The Visit» вышел в 1992 г. на Warner Canada. Альбом стал в Канаде платиновым. Заслуги Маккеннит были признаны и канадским музыкальным бомондом, и она удостоилась премии «Juno» (канадский эквивалент «Грэмми»). Не менее популярным стал и альбом « The Mask and The Mirror» (1994), в котором Лорина обратилась к музыкальным традициям Испании. По её словам, «это был золотой век: единение христианства, ислама и иудаизма создало уникальную смесь, которая оказала невероятное влияние на всю западную цивилизацию». В 1995 она сотрудничает с известным музыкантом, продюсером и популяризатором World Music Питером Гэбриэлом. Именно в его студии Real World Records был выпущен «А Winter Garden» (1995).

 В 1998 г. за успехом в США сингла «Mummers Dance» последовала новая запись «The Book of Secrets» (1997), в которой Маккеннит продолжает идею путешествия через разные страны и мировые культуры. Этот альбом сделал Лорину звездой мирового масштаба, её песни теперь охотно брали на радио, а клипы показывали по MTV. Она стала одним из самых интересных проектов концерна Warner за последние десять лет, наравне с другой «кельтской дивой» - Энией. География альбмома «The Book of Secrets» охватила огромное культурное пространство - от древней Византии до кукольного театра на Сицилии, от каменистого острова Скеллиг до Венеции и путешествий Марко Поло, а также путешествий в горы Кавказа. Путешествие Лорины по Транссибирской железной дороге также добавило ярких впечатлений, получившем отражение в альбоме.

 Лорина пишет музыку и для кино, она звучит в разных фильмах, таких, как сериал "National Film Board Of Canada&rsquo’s Women And Spirituality" ("Женщины и духовность" Национальной Киноассоциации Канады) и "Leolo" Жан-Клод Лаузона, здесь также и голливудские фильмы "Jade", "Highlander (Горец) III", "The Holy Man" («Святой»), "Soldier" («Солдат») и "The Santa Clause". Трагические обстоятельства личной жизни повлияли творчество Маккеннит, и до последнего времени она отстранилась от музыки, практически завершив музыкальную карьеру концертным альбомом «Live in Paris and Toronto» в 1999 г. Лорина не раз заявляла о намерении уйти из музыкального бизнеса и посвятить себя семье. Однако в настоящее время она записывает новый диск после шестилетнего перерыва. К сожалению, точных сведений о его выходе нет.

Здесь речь пойдет преимущественно о той части творчества Лорины Маккеннит, которая вбирает в себя переосмысленную и по-своему увиденную певицей и композитором «традиционную музыку». Это древние ирландские и английские песни и баллады, а также собственные сочинения в фольклорном духе.

 

Истоки творчества и сюжеты песен

 

Одна из граней таланта Лорины Маккеннит - поэтическая. Она выражается не только в способности сочинять стихи к собственной музыке и придавать им колорит ушедших эпох, когда жизнь текла как будто бы медленнее и рождала жанры повествовательного характера, вызывающие размышления человека о своей жизни и судьбе. Дарование это проявляется и в том, что певица умело работает с готовыми народными стихами и стихами поэтов прошлых веков, музыкой подчеркивая их национальное своеобразие и художественную ценность. Ей свойственна страсть к путешествиям, интерес к быту, истории и культуре разных народов. Ее альбомы создавались и создаются под впечатлением от поездок по миру. Лорину волнуют не только особенности музыкальной культуры, но и религиозно-философские взгляды различных наций, окружающая их природа, яркие исторические личности и события. При этом мир она открывает не по заранее намеченной программе, а как бы «по пути», но ищет в нем все самое глубокое, значимое, идущее из глубины веков.

Склонность Лорины к философским обобщениям, проникновению в тайны сознания кельтских народов вызвало к жизни песни, сюжеты которых отражают мировоззрение этой древней этнической культуры. Древние предки Маккеннит рассматривали землю как священное место, куда человек при рождении входил как гость. Его приход – это визит, а после смерти душа человека переселялась в другие живые существа, например, в дерево. Так, сюжеты альбома «Еlemental» (1985) эту идею выражают в текстах иносказательно, через образы, олицетворяющие основные стадии жизни человека и его смерть. 7 из 9 номеров альбома представляют собой традиционные народные песни, обработанные Лориной. В двух из них («Украденный ребенок» на стихи В. Б. Йитса и «Колыбельная» на стихи В. Блейка) музыка оригинальная. Черный Кузнец и его возлюбленная – главные персонажи первой песни – символ зарождающейся новой жизни:

 

«Кузнец любил меня девять месяцев

и он завоевал мое сердце, написав мне письмо.

С молотом в руке Он выглядел очень умным,

 

Но где моя любовь, сияющая на щеках подобно розам?

 

Любовь моя вступила в брак,

Я желаю ему много радости.

Все же слышит меня Бог и награждает меня

От пренебрегшего мной…»

 

Песня «Украденный ребенок» - естественное продолжение этого начавшегося ранее круга жизни. Но и теперь жизнь постигает горе, испытания, страдания невинного младенца, украденного таинственными силами. Этот поистине страшный сюжет выражен красивейшими словесными формами, пейзажем, пугающим своей завораживающей красотой:

 

«Где погрузился в озеро, спускаясь со скалы, лес,

Там он лежит на островке из листьев,

Который фея наполнила ягодами и красными вишнями.

Где взмах цапли будит сонливых водных крыс…

Уйди, о человеческий ребенок в воды …

Твой плач не может мир понять…»

 

Из мировой истории известно, что у кельтов существовал обычай пускать новорожденных детей на щите по воде, как причиняющих лишние заботы многодетным родителям. Поэтому не случайно Лорина выбрала этот сюжет, чтобы показать, как в непрерывном круге жизни неразделенную любовь продолжают страдания – плоды этой любви.

Тему неоднозначности мира продолжает альбом «Parallel Dreams» (1989). Название «Параллельные мечты» (в буквальном переводе) указывает главную идею альбома, в котором переплетаются и сосуществуют параллельно мечты и реальность, сознательное и подсознательное, живое и чувственное и неосязаемое.

В этом альбоме уже больше собственных стихов и музыки Лорины, хотя есть и обработанные ею народные песни. В аллегорической форме здесь даны размышления и мечты о любви и смерти, о некоем параллельном мире, который существует независимо от нас:

 

Луна рождается в небе, и облака качают ее и молчат.

Потом приходит пастух с тростинкой и пасет звезды в ночи подобно стаду скота…

(« Moon Cradle»)

 

Тема несчастной неразделенной любви, характерная для англо-ирландских баллад, проходит сквозь все альбомы. Это и песня «Carrighfergus» из альбома «Еlemental» - житейская история о любви и страданиях, измене и верности, о вмешательстве в любовь темных дьявольских сил. И «Standing Stones» (To Drive The Cold Winter Away» - 1987):

 

На одном из этих одиноких Оркнейских Островков, там я увидел девушку.

Ее щеки были красными, ее глаза были синими. У нее были русые кудрявые волосы…

 

Через озеро я всегда наблюдал за этими синими глазами…

 

В канун Рождества мы встретились на этом печальном месте,

И солнце радостно засияло на ее лице…

 

Камни Оркнейских островков переносили мою любовь ко мне…

 

Далее в песне повествуется о том, что молодой возлюбленный прекрасной девушки был убит, а сама она постепенно зачахла от горя.

Сюжеты евангельской истории, связанные с Рождеством Иисуса Христа, пронизывают многие альбомы Лорины:

 

Люди славят Рождественское время

И поют, что наш Бог для нас сделал,

Послав Своего возлюбленного Сына Святой Марии,

Которой мы должны молиться Богу с любовью этот Рождественский день;

В Вифлееме был рожден священный Мессия… (« Wexford carol»)

Эта песня находится в середине альбома 1987 года «To Drive The Cold Winter Away» и разделяет его на две части. При этом во второй части, в отличие от первой, о родившемся говорится более прямо. Его называют Богом, Младенцем, Христом, Сыном Марии, Мессией, в то время как в первой части Его иносказательно называют Королем:

 

Здоровье, любовь и мир будут здесь на этом месте

Если вы будете воспевать нашего Короля.

 

Наш Король – богато одетый в шелка,

Никакой король не может с ним сравниться.

 

Мы путешествовали многие мили над скалами и уступами

В поисках своего Короля… (« The King»)

 

Вообще, альбом «To Drive The Cold Winter Away» - это собрание рождественских английских песен – кэрол, записанных Лориной в одном из ирландских монастырей Glenstal Abbey. Запись альбома была завершена в церкви Богородицы в штате Онтарио, Канада, построенной в 1877 году. Лорина Маккеннит в этом цикле пытается передать охватившее ее чувство победы расцветающей природы и новой жизни над холодом зимы. Почти все песни написаны Лориной на подлинные английские, шотландские и ирландские тексты 18 и 19 веков. В воссоздании текстов кэрол принимали участие настоятель и братья – монахи монастыря Glenstal Abbey.

Лорина часто обращается и к размышлениям о Боге-Творце мира, Его величии и могуществе. Так, смысловым центром альбома - цикла «Еlemental» является заключительная 9-я песня «Колыбельная» на стихи Вильяма Блейка, которая воспевает Творца мира - Бога, от которого зависят судьбы людей на земле, который милует и карает и сильных, и слабых:

 

O голос, подобный грому и язык, возглашающий войны!

Когда чувства потрясены, и душа подобна безумцу, которого трясет?

 

Когда душа подавлена борьбой и мечется в беспокойном воздухе,

Как тряпки на ветру?

 

Когда яростный смерч исходит от Трона Бога,

Когда хмурится Его лицо на страны, которые Он может уничтожить?

 

Когда грех взмахивает широкими крылами

И ликует в наводнении Смерти;

Тогда душа идет в вечный огонь, и изверги ада радуются над убитыми.

 

O Тот, Который может это остановить? O Тот, Кто вызвал это?

O Тот, Которому принадлежит трон Бога?

Короли и сильные земли сделали это!

Услышь, о Небо, Твои силы сделали это!

 

Пейзажные зарисовки в альбомах Лорины погружают сознание слушателя в мир природы, прекрасный и таинственный. Иногда отстраненность от скорбей мира земного нужна для смягчения временного ухода от действительности, как, например инструментальная композиция «Жаворонок в ясном воздухе» («Elemental») - зарисовка, оттеняющая скорбное содержание альбома – цикла, несколько отодвигающая состояние обреченности всего земного на страдания и смерть.

Песня «Снег» на стихи Арчибальда Лэмпмена - это лирическая кульминация цикла «To Drive The Cold Winter Away», пейзажная зарисовка, увлекающая слушателей в прекрасные места, созданные Богом, Рождество которого восхваляют люди:

 

 Белые равнины и белые леса;

 Ветер, затихающий на высоте и плотный неподвижный снег,

 Лежащий на деревьях и падающий чуть слышно.

 

 Луга и неподвижные, беззвучные потоки;

 В лесу и воде, на земле и в воздухе, тишина - везде.

 

 Лай собаки, подхваченный эхом из придорожного села,

 Или птичий двор вдалеке -

 Все покрыл тихий падающий снег.

 

 Вечер углубляется, сереет земля, и мир кажется окутанным небом.

 Шумы спят, и я бреду немо мимо потока в мечтах.

 И мечтаю, мечтаю, мечтаю…

 

 Не менее поэтичны и все последующие альбомы Лорины, в которых все большее значение приобретают новые возможности аранжировки, подлинные народные песни (например «Greensleeves» из альбома «The Visit», «Seeds Of Love» из альбома «A Winter Garden») переосмысливаются певицей в духе, приближенном к эстрадному.

А в самых поздних альбомах («The Mask and Mirror», «The Book of Secrets») – тема странствий по миру становится ведущей, в тематике и музыкальном языке песен появляются мотивы других культур, в том числе восточных. Отсюда - и проникновение иноземных философий в тексты и пояснения к этим альбомам. Так, предисловием к альбому «Книга тайн» является высказывание китайского философа Лао Цзы, легендарного мыслителя, основоположника даосизма, считавшего, что мудрые правители, отвергнув роскошь и войну, должны возвратить народ к примитивной простоте и неведению, бывшим до возникновения культуры и морали : «Настоящий путешественник не имеет точных планов и не надеется на их достижение». Необходимо отметить, что Лорина Маккеннит в поисках вдохновения при создании своих альбомов руководствуется и научной литературой по истории древних цивилизаций, по исследованиям природы и быта разных народов, о чем сама упоминает в пояснениях к последним альбомам.

Естественно, что открытия, сделанные Лориной по пути своего следования, отразились на музыкальном языке ее песен и их жанровой и сюжетной канве. Поэтому в альбомах Маккеннит можно встретить и услышать интонации восточной (в частности – еврейской), западной (например, испанской) музыки, а также проследить целый цикл рождественских событий евангельской христианской истории (Рождество Спасителя мира, поклонение Ему волхвов, избиение Иродом Вифлеемских младенцев, воспевание Святой Девы Марии).

Альбом «Книга тайн» является вершиной исторических и культурных открытий Лорины. Для его создания ей потребовалась определенная научная историческая база (как упоминалось выше, Маккеннит опиралась на книжные источники). Лорина также дает в альбоме ответ самой себе на свое генетическое стремление к путешествиям и открытиям: «Многие годы в характеристике кельтов меня удивляло то, что они кочевали, исходя из внутренней необходимости, соответственно выбирая пути. Их беспокойство имело корни в громадном внутреннем любопытстве. Я думаю, что это вырастило и во мне такую страсть. Я почувствовала кельтское происхождение, стала частью Нового Света. И чем больше я узнавала о кельтской культуре, о неожиданных поворотах и изменениях в ней, тем больше мне хотелось понять кельтских современников, которые могут иметь или не иметь связь с предками... В воодушевлении вы отклоняетесь от всех ваших планов и записываете то, чего не ожидали. Вы хотели путешествовать из Рима в Стамбул, а сами уже в Японии, а потом уже сидите в поезде и едете по Сибири. Запланированное путешествие становится незапланированным источником чуда. Я не удивлюсь, если в конце путешествия вы выбросите карту. Вы расширили для себя всеобщую историю…Эти мои песни подобны мозаике из отдельных частей. Они – как бы сувениры, трофеи роющегося в черепках и расчищающего исторические слои… Я надеялась, что эта запись разбудит ваше любопытство, как книга рассказов о моих путешествиях. Из всех путешествий, будь они воображаемыми или географическими, наиболее важны трофеи, которые показывают, что жизнь и раньше была укреплена семьей и друзьями. Наша историческая способность строить нашу жизнь подобна искусству, и мы всегда помним, что материальные потребности не столь важны, как наша связь друг с другом».

Итак, творческая фантазия Лорины Маккеннит черпала вдохновение из самых различных источников, ее кругозор расширялся и расширяется за счет поисков и находок в области родной кельтской, а также инородных культур. Стремление к познанию заставляет этого одаренного музыканта и поэта, композитора и аранжировщика проникать в особенности философии, литературы, музыки самых разных этнических пластов. При этом связь с родной для Лорины англо-ирландской культурой неизменно присутствует. В то же время, высвечиваются иные грани этой неоднозначной, генетически разнородной традиции.

 

Инструментарий и аранжировка

 

Лорина Маккеннит, как и многие музыканты, работающие в стиле «кельтского фолка», придерживается в своих аранжировках определенного характерного набора инструментов, которые являются «визитной карточкой» ирландской музыки. Однако ее альбомы всегда можно отличить на слух по особой прозрачности, воздушности звенящего музыкального пространства. Во многом это объясняется использованием национальной разновидности арфы как лейттембра композиций Лорины.

Кельтская или ирландская арфа (Celtic harp) – массивная арфа с металлическими струнами и резонансным корпусом, гораздо более широким в основании, чем вверху. Верхний конец корпуса держат на левом плече, при этом играют на верхних струнах левой рукой, на басовых — правой. Новокельтская арфа более легкая, имеет менее трапециевидный корпус (иногда закругляемый в задней части подобно современной концертной арфе), жильные или нейлоновые струны. Ее держат на правом плече, поэтому левая рука играет бас, правая — верхние звуки, как у концертной арфы. Появилась в начале 20-го века. Строй — диатонический, иногда встречаются арфы с крючковым механизмом, позволяющим повышать струны на полутон. Диапазон около трех-четырех октав (например, H1-f2). Используется как сольный, аккомпанирующий и ансамблевый инструмент.

Лорина Маккеннит мастерски владеет кельтской арфой. Звучание этого инструмента придает особую легкость и невесомость ее музыке. Ее аранжировки довольно «прозрачны», набор инструментов скромен, акустические эффекты синтезированного звучания минимальны. В ранних альбомах зачастую слышен лишь голос и аккомпанирующая арфа, дополненная колокольчиками и мелодеоном. Большое значение в композициях имеет и подголосок, украшающий музыкальную ткань и выполняющий функцию инструмента. Такое звучание «чистых» тембров характерно для фольклорной музыки разных традиций и подчеркивает архаичность ее происхождения. Примеров этому много в раннем альбоме Лорины «Elemental» (например, «Blacksimth», «Stolen Child»). Этот альбом является первым и единственным, где набор аккомпанирующих инструментов предельно ограничен. Но это качество, напротив, делает композиции более душевно теплыми, более простыми и близкими к настоящим кельтским напевам.

Одним из любимых тембров Лорины Маккеннит стал тембр низких струнных инструментов, особенно виолончели. Виолончель в сочетании с арфой используется как солирующий инструмент в лирических медленных инструментальных композициях, где раскрывается красота родной природы («The Lark in the Clear Air» - «Жаворонок в чистом воздухе», «Snow» - «Снег» из альбома «A Winter Garden», хотя здесь присутствует и флейта, а также акустические эффекты пространственного звучания). Таким образом, тембры арфы и виолончели используются композитором там, где они могут «высказаться» лучше человеческого голоса, где они несут на себе психологический оттенок раздумья, осмысления произошедших событий, отстраненности от действительности. Ведь в первом случае («Жаворонок в чистом воздухе») – лирическая инструментальная композиция следует непосредственно за философски неоднозначной и трагической песней «Украденный ребенок», а во втором – («Снег») – песня следует за размышлением о судьбе странника, человека, не имеющего постоянного пристанища на грешной земле:

В дальнейшем Лорина начинает обогащать аранжировки. Она использует многочисленные эффекты заполнения пространства различными тянущимися синтезированными звучностями, без которых не обходится, пожалуй, ни одно из направлений современной фолк-музыки, а также музыки в стилях этно или «New Age», к которым Лорина тяготеет в последних альбомах. (Например, «Breaking The Silence» из альбома «Parallel Dreams», « Nide Ride across the Caucasus» из альбома «The Book of Secrets» и многие другие). Присутствуют также и естественные звуки природы, помогающие дополнить сюжетную картину («She Moved Through The Fair» из альбома «Elemental»):

 

 Она прошла мимо меня по ярмарке…

 Как лебеди вечером плывут над озером…

 

 И это был последний раз, когда я ее видел.

 

 Я мечтал вечерами,

 Что моя истинная любовь войдет так же легко…

 

В других случаях звуки природы, напротив, подчеркивают напряженность и трагичность момента (например, взволнованный лай собак в песне «Stolen Child» - «Украденный ребенок» из того же альбома).

Однако и в таких случаях сохраняется особая легкость и воздушность звучания. Часто благодаря этому музыка Лорины носит оттенок таинственности, сказочности. Это вполне соответствует природе дарования певицы и композитора, ведь она – наследница древних кельтов с их сказочным мифологическим сознанием.

Введение ударных инструментов обычно связано с появляющимися танцевальными ритмами или отголосками инонациональных мелодий (чаще восточных). Одним из ярких примеров этому может служить «Huron Beltane Fire Dance» («Огненный танец Гурона») из альбома «Parallel Dreams». Эта инструментальная композиция примечательна еще и тем, что голос (вокализ) здесь трактуется как один из инструментов (что является одним из характерных приемов Лорины), а восточная экспрессивная тема дана в сочетании с ирландского танца на остинатной ритмической основе.

Вообще, влияние восточной культуры ярко прослеживается в последних альбомах Лорины, особенно в «Книге тайн» («The Book of Secrets»), ведь он был создан как результат длительной поездки, о которой сама Лорина говорит так: « Восемь песен, содержащихся здесь, должны погрузить слушателя в неожиданное путешествие. Он будет следовать за музыкой древней Византии до кукольного театра на Сицилии, со скалистого острова Скеллиг, населенного ирландскими монахами, до Венеции вместе с путешественником Марко Поло, от трагического повествования «Разбойника» до грома на Кавказе и вслед за эхом слов Данте, неожиданно найденных в поезде в Сибири».

Здесь эти культурно-исторические особенности будут рассмотрены с точки зрения их влияния на инструментарий альбома «Книга тайн», как наиболее разнообразного и развитого в этом отношении.

Уже в «Прологе» небывалое до того значение приобретает ритмическая ударная основа. Здесь она носит медитативный характер. Остинатные ритмы различных инструментов, не свойственных кельтской музыке, завораживают и приводят в состояние некой отрешенности. Большее значение по сравнению с предыдущими альбомами имеет теперь и звучание низкого регистра. Да и сам голос Лорины, до того высокий и звенящий, теперь становится ниже и гуще, уподобляясь инструменту. Необходимо отметить, что использование вокализов, как особого рода инструментального красочного средства, имело место и раньше, а в данном случае задействовано еще более широко. «Пролог» вводит в мир таинственный и неизведанный, и это роднит загадочный, овеянный сказочной атмосферой Восток и кельтов, чья фантазия и мировосприятие породили мир эльфов и гномов, волшебников и фей. Эта таинственность, вероятно, имеет и психологический подтекст. Композитор стремится передать слушателю предчувствие нового, возникшее у путешественника, не имеющего определенных планов по пути его следования. Только отдельные интонации восточного струнного инструмента (возможно, ситара) дают намек на направление его поисков.

Cледующий за прологом «Танец мумий» является обрядовым, посвященным Halloween и Новолетию, подлинный текст его взят Лориной в Оксфордширском сборнике обрядовых текстов. Музыка и инструментовка этого танца придают тексту оттенок мистики. Путешественник как бы наблюдает за ритуальным действом со стороны, сквозь дымку времен:

 

 Когда приходит весна,

 И на деревьях распускаются листья,

 Когда ясень и дуб, береза и клен

 Одеты яркими лентами,

 

 Тогда совы вызывают опоздавшую луну

 В синей вуали ночи,

 Тени деревьев появляются

 В свете фонарей.

 

 Мы бродим всю ночь

 И даже днем,

 А теперь снова возвращаемся

 И устраиваем веселый хоровод…

 

 Кажется, что пение птиц заполняет лес –

 Это играет скрипач.

 Все их голоса слышны

 Они поют о темном прошлом этого леса…

 

 Мы связали свои руки

 И танцевали в кругу.

 Ночь ушла

 И все тени исчезли…

 

Ведущими в этой песне становятся тембры волынки и ударных, в том числе бубнов, что характерно для ирландских танцевальных сетов.

Песня «Skellig» передает рассказ пожилого ирландского монаха VII века, прожившего большую часть жизни на острове. Затем он предпринимает путешествие в Европу, возможно, в Италию. Находясь на смертном ложе, он передает молодому монаху брату Джону свои рукописи и завещает их хранить и продолжать. Это предание открыло Лорине историю этих рукописей, которые попали к ней в руки во время ее путешествия. Подлинный памятник литературы, выдающийся по своему значению в период после распада Римской Империи, изобилует пометками на полях, сделанными монахом, а также рисунками птиц и мелких животных, заглядывавших в его келью. Лорина собственными стихами и музыкой передала эту историю:

 

 О, зажгите свечу, Джон,

 Дневной свет почти иссяк,

 Птицы пропели свои последние звуки

 И колокол созывает всех.

 

 Сядьте рядом со мной.

 Ночь длинна,

 Я должен что–то сказать,

 Прежде, чем покину вас.

 

 Я объединил братьев

 Со мной были мои книги.

 Я записал слова Бога

 И многие предания.

 

 Многое случилось за эти годы,

 Я жил у моря.

 Волны – это мои слезы,

 Ветер – мои воспоминания.

 

 Я слышу дыхание океана,

 Плещущего о берег.

 Я знал жажду, кровь.

 Испытание, которое должен был вынести.

 

 Итак, годы проходили мимо,

 Мимо моей пещеры.

 Только с мышью или птицей

 Я мог говорить.

 

 Теперь это прошло.

 Я пришел сюда, в Романию.

 Много лет потребовалось,

 Чтобы придти сюда.

 

 На пыльной дороге, которую я прошел,

 Высоко в горах,

 На реке, бегущей

 Под бесконечным небом,

 

 Под цветами жасмина,

 Среди кипарисов

 Я отдаю вам теперь свои книги

 И все их тайны.

 

 Теперь возьмите часы в свои руки

 И переверните –

 Когда песок уйдет,

 Вы найдете меня умершим.

 

 О, зажгите свечу, Джон,

 Дневной свет почти иссяк,

 Птицы пропели свои последние звуки

 И колокол созывает всех.

 

Лорина в этой пьесе музыкальными средствами дополняет философский смысл стихов, изображая пустынный остров, темницу для несчастной души монаха, располагающую к размышлениям и страданиям. Флейта напоминает крики птиц над волнами. Все звуковое пространство объемно, звучание низких струнных и тянущихся звучностей рисует суровый пейзаж. Эта композиция Лорины удивительно близка своей картинностью и вместе с тем стилем обрисовки образа одиночества (через изображение одинокого острова) композиции «Mont San Michel» Майка Олдфилда. Как известно, остров Сен-Мишель на севере Франции также одиноко стоит в Атлантическом океане и вызывает ассоциации с монахом-отшельником, тем более, что на острове находится древнее аббатство. Подобные звуковые картины приближают стиль Лорины Маккеннит к музыке New Age и несут в себе отголоски импрессионистической звукописи. Эта художественная тенденция в настоящее время очень характерна для этнической музыки.

Путешествия по странам Востока венецианского купца и писателя XIII века Марко Поло навеяли Лорине замысел композиции «Марко Поло», которая является ярчайшим в ее творчестве примером музыки в восточном духе. Это касается и инструментовки, и ладовой основы сочинения. Сама Лорина говорит, что: «Марко Поло совершил экзотические путешествия, возможно, ради обогащения шелками и специями. Но он привез больше, чем товар. Его рассказы о Востоке разжигали воображение европейцев. Что так удивило его? Какое зрелище представилось его глазам, какие звуки он услышал? Обдумывая это, я включила подлинную мелодию Sufi в собственную музыку». Соответственно этому и инструментарий изобилует характерными инструментами (ситар, бубны с металлическими подвесками). Соответсвенно замыслу эта композиция написана в ладу с двумя увеличенными секундами.

Восточные влияния можно ощутить и в других альбомах Маккеннит, но прямое цитирование подлинных мелодий здесь встречается впервые.

В альбоме «The Book of Secrets» автор цитирует не только Восток арабский, но и Восток православный русский. В последней композиции, подводящий итог ее многодневному путешествию, вместо предисловия звучит православное песнопение Великого поста «Се Жених грядет в полунощи» в исполнении Санкт-Петербургского камерного хора. Выбор этого песнопения, исполненного по церковной православной традиции a capella, вероятно, не случаен. Призыв к бодрствованию созвучен с личным стремлением Лорины к бесконечному движению, расширению знаний и понимания людей и событий. В то же время, понятие о «памяти смертной», которое во время Великого поста у православных приобретает особое значение, для кельтского мироощущения также достаточно свойственно. Ведь кельтские народы всегда помнили, что являются гостями, «пришельцами» на грешной земле. Соответственно такому глубокому философскому содержанию и выстроена музыкальная ткань. После возвышенного церковного песнопения, звучащего под сводами храма, неторопливое повествование подхватывает виолончель (о ее особом выразительном значении у Лорины Маккеннит было сказано выше). Фортепиано, которое практически не встречалось в других альбомах и композициях, здесь также несет особую выразительность и подчеркивает глубину высказывания. Поэтому и голос Лорины, вступающий после инструментов, кажется лишь одной из тембровых красок.

Лорина сотрудничает и с симфоническим оркестром, который играет немаловажную роль в альбоме «Книга тайн». Избегая искусственных, синтезированных тембров, или сводя их к минимуму, она придает своим работам особую красоту и теплоту высказывания. Эта приверженность к «чистому звучанию» подлинных народных и оркестровых инструментов, выбор тех из них, которые напоминают живой голос, и создает индивидуальный облик аранжировок Лорины. Не утяжеленные большим количеством ударных инструментов, но вместе с тем четко ритмически организованные, ее композиции всегда отличаются легкостью и особой возвышенностью звучания. Это еще раз доказывает жизнеспособность и актуальность в современной музыке старинных способов организации музыкального пространства наряду с новейшими эффектами синтезированного звука и усилением ритмического начала. В то же время в этой музыке очевидна и другая тенденция – усиление красочно-изобразительного начала, тяготение к картинности для создания философски углубленных образов.

 

Жанровая основа и некоторые принципы формообразования

 

Вокально-инструментальное творчество Лорины Маккеннит является неповторимым и самобытно ярким ответвлением «кельтского фолка». Поскольку существует множество направлений в рамках кельтского фолка и фолка вообще, постольку дать определенное название стилю Лорины достаточно трудно. Менее всего ее стиль может быть отнесен к фолк-року, так как фолк-рок активно использует приемы рок- и поп-музыки в обработках народных и стилизованных мелодий для усиления ритмического начала. У Лорины же ритмическое начало является одной из наиболее «мягких» сторон музыки. Повествовательность, балладность ее песен, жанры колыбельной, песни-пейзажа редко предполагает первенствующее значение ритма. Возможно, стиль Лорины можно назвать «балладным фолком», тяготеющим в последних альбомах к стилю New Age благодаря картинности звучания композиций и усилению акустических звуковых эффектов заполнения пространства, а также некоторому сглаживанию подлинно народной мелодико-ритмической основы.

Интерес к балладе, этому своеобразному жанру песенного фольклора средневековья, открытому романтиками и создавшими на ее основе жанр романтической баллады, в последнее время возрастает. Возможно, это является следствием растущего внимания к культуре прошлых периодов жизни человечества, а в музыке – возникновения течения world music и различных этнических направлений. Сейчас сам термин «баллада» стал общеевропейским, сгладились национальные различия в определении баллад разного происхождения. А между тем, английские баллады, привлекшие внимание романтиков в связи с усилением интереса к народной песне, - это лишь одна из разновидностей жанра. Выдвинуться на первый план англо-шотландским балладам помогло их художественное совершенство. Первые собрания баллад были английскими, например, собрание старинных баллад и песен Томаса Перси (1765 – 1794), собрание шотландских баллад Вальтера Скотта (1802 – 1803) и ряд других. Национальные разновидности баллады встречаются у многих славянских народов, и только в силу сложившейся традиции все они имеют общее название.

Поскольку баллада – это «повествовательная эпическая песня, где повествовательность, сюжетность подчеркивается отсутствием описания внешности и переживаний героев, предыстории конфликта, авторского отношения к происходящему – пояснений, морализации», постольку и Лорина Маккеннит выступает в своих песнях-балладах в роли рассказчика, продолжая древнеирландскую традицию «рассказывать песню», идущую от филидов и бардов. Их пение зачастую сопровождалось игрой на арфе.

Большое место евангельских сюжетов (Рождество Иисуса Христа, избиение Иродом Вифлеемских младенцев и т.п.) в песнях Лорины также объясняется ее интересом к наиболее нравственно значимым моментам в христианской истории, что также характеризует жанры повествовательные, философски углубленные.

Многие разновидности баллад разных народов, в том числе кельтских, возникли из старинных хороводных песен-танцев. И типичны для них были сочетание эпической повествовательности и лиризма. Это качество вполне присуще и балладам Лорины Маккеннит, как сочиненным ею, так и заимствованным и обработанным. Выбор медленных и умеренных темпов также свидетельствует о соответствующей принадлежности песен Лорины.

 Баллады Лорины можно разделить на группы по содержанию текстов:

- баллады романтические, лирические, рассказывающие о любви, чаще всего несчастной, о смерти из-за любви, о наказании за любовь. Таких баллад довольно много в разных альбомах, это – большая часть творчества Маккеннит. Примеры их можно найти во всех ее альбомах

- баллады, имеющие историческую и легендарную основу (к ним можно отнести, например, «Skellig» из альбома «Книга тайн», «The Lady of Shalot» - на основе легенды о рыцаре Ланцелоте и другие).

Баллады обычно написаны в куплетной строфической форме, где основным приемом развития является темброво-мелодическое варьирование строк с помощью вокальных подголосков, «расцвечивания» инструментального сопровождения новыми тембрами.

Песни рождественского круга (carol) также составляют большую часть жанрового диапазона Лорины. Они в большинстве своем заимствованы из подлинного англо-ирландского древнего наследия. Они являются описанием событий евангельской истории. Особенностью стиля Лорины в них является лиричность высказывания, привнесение в музыку душевной теплоты. Кэрол посвящен альбом «To Drive The Gold Winter Away», но так или иначе этот жанр сопровождает все творчество Маккеннит. Форма этих песен также куплетная с варьированием строк.

Поскольку тенденция к звукоизобразительности усиливается в последних альбомах Лорины, то она начинает использовать такой жанр как sound scapes (звуковая картина), который берет свое начало у импрессионистов, а в современной музыке характерен для стиля New Age. Такая картинная звукопись помогает в изображении природных стихий, старинных памятников архитектуры, а также создает настроение особой отрешенности от мира с его страстями («Skellig» из альбома «Книга тайн» - ярчайший пример этому). Другим примером «саундскейпа», перерастающего в песню-сцену мистического характера, является «Lullaby» («Колыбельная») из альбома «Elemental», которая имеет более сложную форму сквозного развития и содержит мужской монолог (чтение). Введение в музыку естественного природного фона (гроза, дождь) усиливает впечатление картинности и сценичности произведения.

 

Ладогармонические и интонационные особенности стиля

 

В современной, в том числе фолк- и рок-музыке возрождение казалось бы отживших, примитивных диатонических ладов – явление уже довольно привычное. Достаточно очевидно, что именно старинные диатонические лады – это своеобразная «материнская» основа многих течений современного рока и уж, конечно, фолк-музыки. Подобно тому, как это было в древности, в фолке естественно сочетаются элементы устного и письменного творчества, народная и профессиональная культура. Такой синтез стал характерен для мышления современных «бардов», способом восприятия и передачи ими древней музыкальной традиции. Отсюда – и выбор жанров, принципов изложения и аранжировки.

Особый интерес при рассмотрении песенно-инструментального творчества Лорины Маккеннит представляют, несомненно, те его примеры, в которых явно видна связь с древними ладогармоническими структурами. Поскольку такие ладовые формы в музыке Лорины преобладают, то в данной работе им будет уделено особое внимание.

Переходя к анализу музыки, сочиненной или обработанной Лориной, необходимо сказать, что она чаще всего характеризуется диатоничностью. Диатонические лады, звучащие в ее музыке, способствуют передаче характерного настроения светлого созерцания, раздумья, чистоты и возвышенности чувств. Хроматизация же лада, напротив, усиливает экспрессию и наиболее характерна для композиций, связанных с показом инонациональных культур, в частности восточных, с их особой сферой выразительности.

По справедливому замечанию В. Н. Сырова, «манера собирать лад из небольших ячеек станет характерной…для …рока» /«Стилевые метаморфозы рока или путь к «третьей» музыке», Нижний Новгород, 1997, с.137/ Это высказывание вполне можно отнести и к англо–ирландскому фолку, в частности, к творчеству Лорины Маккеннит. Действительно, многие мелодии словно «вырастают» из начальных попевок небольшого диапазона, и, повторяясь в варьированном виде, образуют ладовые структуры, зачастую не выходящие за рамки пентатоники или гексахорда. Такой «интонационный» подход к изучению основ мелодических ладов предлагает и Э. Алексеев, говоря о том, что «интонационный уровень…только и способен дать…в достаточной степени адекватное представление об основных звуковысотных закономерностях народно-ладового мышления». По словам Ф. Рубцова, «в основе древних напевов лежат малообъемные звукоряды, как заполненные, так и незаполненные. Первые характерны для диатонических напевов, вторые представляют пентатонику, трихордовую систему – ангемитонную основу напевов. Эти две тенденции сосуществовали…». Это наблюдение в связи с русской народной песней, вполне можно применить и к песне англо–ирландской.

Рассматривая конкретные музыкальные образцы, данные в работе в авторской расшифровке, необходимо отметить, что эта расшифровка не в состоянии в полной мере передать особую красоту и изящество музыки. Объяснимо это тем, что Лорина, исполняя свои песни, иногда использует элементы экмелики - трудно фиксируемой, переменчивой игры голоса, однако, хорошо уловимой на слух. В такой гибкости и легкости звукоизвлечения заключается одна из особенностей стиля пения Лорины Маккеннит, особая певческая школа, унаследованная ею благодаря генетической принадлежности к кельтской культуре и обучению пению в ирландской традиции. Обучаясь в традициях ирландского пения Sean – nos («старый путь» или «старая манера»), певица восприняла некоторые его приемы : отсутствие строго определенного тона голоса ( что, однако, не является проблемой для Лорины) – пение на разной высоте и придание голосу разной тембровой окраски; колебания тона, тенденция скользить к основной ноте через интервал больше или меньше полутона; орнаментация, «украшение» голосом определенного тона (замена или выделение основной ноты группой смежных вспомогательных нот).

Одной из наиболее характерных и ярких ладовых красок Лорины является пентатоника, которая, однако, оставаясь ведущей и слышимой основой напевов, зачастую перерастает свои рамки, а, следовательно, из самостоятельного 5-тиступенного лада становится одним из составляющих лад элементов. Сохранение пентатонной «материнской» основы напевов придает музыке Маккеннит узнаваемость в ней кельтской традиции. Но вместе с тем особая манера пения и стремление передать широту занимаемого музыкой пространства заставляют певицу расширять диапазон своих мелодий, а значит и рамки лада. Примерами этому могут служить «Blacksimth», «Kellswater» из альбома «Elemental». Если в «Blacksimth» пентатоника представлена почти в чистом виде (за исключением элемента дорийского лада в конце строфы- куплета (# VI ступень), то в «Kellswater» она выходит даже за пределы октавного диапазона, в результате чего появляется параллельная переменность устоев (такты 7-8,11-12 – движение к VI ступени и остановка на ней).

Другой пример развитой пентатоники и возникающей вследствие мелодической напевности и склонности к голосовой игре переменности мелодических устоев можно увидеть в « Bonny Portmore» из альбома « The Visit». Здесь уже и II, и V, и VI ступени играют роль местных тоник. Причем в тактах 16-17 До-мажорное трезвучие и последующая остановка на ноте «ре» создают контуры миксолидийского лада. Необходимо также сказать, модальное мышление Лорины Маккеннит, тем не менее, не исключает и опоры на тонально–гармонические функциональные связи, что в данном примере выражено наличием условно обозначенной «половинной каденции» (такт 9). Но V ступень в мелодии не поддержана гармонией. Однако, в тактах 15-17 присутствуют все три главных трезвучия Соль – мажора, который условно является основной тональностью.

Примером пентатоники как отдельного элемента лада является «Lullaby» из альбома «Elemental», где лад постепенно складывается из отдельных ячеек (трихорда – такт 1, пентахорда – такты 1-2, тетрахорда – такты 3-4, пентатонного комплекса – такты 9-10), в целом не выходя за пределы эолийского лада с устоем «ми».

Конечно, примеров изначальной, «генетической» пентатоники можно привести еще очень много, но целью данной работы это не является. Автор лишь стремится показать основополагающие специфические особенности ладового стиля композитора.

Особая эмоциональная окраска композиций Лорины повлияла и на преимущественное использование ладов минорного наклонения. При этом наиболее часто выбираются лады с высокими ступенями, что также соответствует настроению светлой печали, созерцания, размышления, господствующему в балладах Лорины. Поэтому так часто встречается дорийский лад (например, «Skellig» из альбома « The Book of Secrets»).

Поскольку Лорина в своем творчестве стремится к познанию и взаимодействию разных национальных культурных (в том числе музыкальных) традиций, постольку естественно и привлечение специфических ладовых форм для характеристики иных культур, в частности, восточных. На примере «Marco Polo» из альбома « The Book of Secrets» можно увидеть прием прямого цитирования подлинной суфийской мелодии и сочетание его с собственной темой Лорины. Соответственно замыслу лад выбран с увеличенной секундой (между II низкой и III# ступенями – e-f-gis-a-h-c-d).

Примеров использования ладов с увеличенной секундой у Лорины довольно много, так как сфера восточной музыки интересует ее на протяжении всего творческого пути, и певица претворяет свои открытия в области культуры Востока в разных альбомах. Однако, можно привести пример и другого видения восточной культуры, взгляда на восток российский, на Кавказ, который Лорина посетила во время создания альбома «Книга тайн» («Night Ride across the Caucasus»). В основе темы лежит диатонический лад минорного наклонения. Сопровождение ярко рисует грозную и величественную картину кавказских гор, гитары и ударные создают впечатление скачущей лошади. Элементы пентатоники в вокальной партии как характерное ладовое средство кельтской музыки дают пример осмысления Лориной восточной сферы по-своему, в сочетании разных культурных традиций. Однако от этого передача ее впечатления не становится менее яркой.

Тенденция расширения рамок старинных ладов зачастую приводит к переменности ладовых мелодических устоев и причудливому миксодиатоническому сочетанию различных ладов и вариантности ступеней. Например, «The Wexford Carol» из альбома « To Drive The Gold Winter Away» - это сложное сплетение ионийского, миксолидийского, эолийского ладов. А в песне «All Souls Night» из альбома « The Visit» пятиступенный лад минорного наклонения с устоем «ре» сопоставляется с ионийским с устоем «ля», в результате чего приобретает дорийскую окраску.

 

Заключение

 

Рассмотрев особенности мировосприятия, творческого метода и художественного стиля Лорины Маккеннит, хочется еще раз отметить, что эта самобытная и яркая творческая личность по праву может быть названа одной из лучших представительниц современного этнического направления - «кельтского фолка». Ее музыка высоко профессиональна и выдает особый музыкально-поэтический вкус автора.

В своем творчестве Лорина прошла эволюцию от максимально приближенного к подлинным народным образцам «чистого» фолка до стиля, который становится более сложным по музыкальному языку. Этот стиль вбирает в себя элементы многих народных культур, а также направления New Age. New Age и по сей день вырабатывает свой метод отражения «мировой музыки», заключенный в поиске новых колористических и акустических средств с опорой на различные этнические традиции. Конечно, в результате этого значительно «размываются» подлинно народные жанровые, интонационные, ладовые особенности той или иной музыкальной культуры. Но в творчестве Лорины Маккеннит, в частности, это «размывание» не затрагивает национальной ладово-интонационной природы музыки и касается, в первую очередь, средств сопровождения.

Лорина Маккеннит, как художник, стремящийся к изучению и сохранению разных национальных культурных традиций, очень серьезно и глубоко подходит к обработке подлинного материала. Она выявляет в нем его национальную принадлежность и подчеркивает ее соответственно художественному замыслу. Ее произведения не несут в себе оттенка поп-музыки, как, например, записи Энии, с которой Лорину часто ставят в один ряд. В песнях Энии теряются особенности народного инструментария, мелодическая основа страдает эстрадностью, отсутствием старинной ладовости. Однако, характерная ирландская манера пения, которая у Лорины Маккеннит выражена ярче, сближает этих двух представительниц кельтской фолк-волны.

Лорина Маккеннит скорее является продолжателем «классической» кельтской линии, идущей от группы Clannad и развивающейся в творчестве таких современных исполнителей, как Алан Стивель, Бил Уиллан, группы Si Mhor, Ронана Хардимана и других. Например, альбом группы Clannad «Dulaman» во многом предвосхищает особенности творчества Лорины Маккеннит использованием женского вокала в традициях пения Sean nos, сохранением жанровой и ладовой основы подлинной ирландской музыки. Излюбленный тембр гитары сближает Clannad и Маккеннит, у которой лейттембром является арфа.

Можно усмотреть и параллели с музыкой Майка Олдфилда, ярчайший пример чему – композиция «Skellig» из альбома «Книга тайн» и перекликающаяся с ней по красоте звукоизобразительности и схожести образа «Mont St. Michel» из альбома «Voyager».

Таким образом, стилевые тенденции в лучших образцах современной этнической музыки очевидны. Это стремление наряду с сохранением подлинности жанровой и интонационной основы традиционной музыки обогатить ее новыми возможностями аранжировки, наполнить ее новым смыслом и максимально приблизиться к слиянию различных традиций в одну «мировую музыку». Однако, именно в лучших образцах, к каким и относится творчество Лорины Маккеннит, это слияние не стирает индивидуальности и узнаваемости кельтской музыки.

 

Литература:

 

Алексеев Э. Раннефольклорное интонирование М., 1986;

Балашов Д. Постановка вопроса о балладе в русской и западной фольклористике //Труды Карельского филиала Академии наук СССР, 1962 – выпуск 35 (Вопросы литературы и народного творчества);

Живайкин П. Стили популярной музыки: кельтская музыка // Звукорежиссер , 2003, №4;

Жуланова Н. Инструмент. Музыкант. Музыка в традиционной культуре // Музыкальная академия, 1997. №3;

Ковнацкая Л. Английская музыка ХХ века, М., 1986;

Музыкальная энциклопедия М., 1976;

Панкратова В. Баллада М., 1963;

Пономаренко И. Арфа в прошлом и настоящем М.-Л., 1939;

Рок – энциклопедия / /Автор и составитель С. Кастальский, М., Ровесник, 1997;

 Шахназарова Н. Музыка Востока и музыка Запада М.,1983;

 Энциклопедия Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (электронная версия по изданию 1890 -1907 г.г.) М., «Адепт», 2003;

 Язык древнейшей ирландской поэзии М., «Наука», 1985;

 13. Ярцева В. Проблема баллады в англо-американской фольклористике //Советский фольклор (сборник статей и материалов) 1936, №4-5;

 

Материалы Интернет – сайтов:

 

info@folkmusic.ru;

http//students.nino.ru;

http// welcome. ion.ru/ ivanov/book;

www.bestreferat.ru/referat;

www.pedklub.ru;

http://europa-online.narod.ru/irland/html;

www.celtica.ru;

http:\\www.Quinlan Road/com ;

http://music.greenwater.ru/groupe_info.

 

Вход


Главная страницаКарта сайтаПоиск по сайтуПечатная версияО сайте
© 2006 КонсАрт