На главную
Tracktor Bowling - THE BEST, 23-02-2008, Rocco::ФотоСтуденческий форумLuk - Sex,  24-02-2008, Rocco::Фото

*

Литературный раздел

Проза  |  Ненужная Свобода

Ненужная Свобода

Бойтесь желаний своих,
ибо они иногда сбываются.
М. Фуко

Он был сыном здоровой и сильной кобылицы, которую все местные жители по праву считали самой красивой во всем табуне. Она была совершенно белоснежная с большими, темными и чуть влажными глазами, и ее взгляд говорил о необычайном уме и сообразительности. Отец его был иссиня-черный и с легкостью мчался наперегонки с ветром. Сам жеребенок появился на свет таким же черным как отец, но со временем на голове у него забелела чуть видная звездочка и в хвосте и гриве появились белоснежные вкрапления, наследство от матери. Жеребенок был настоящим мустангом сильным и быстроногим. Незадолго до того, как он родился, его отца поймали люди, которые давно положили глаз на этого выносливого и смелого красавца. С тех пор его отца никто больше в табуне не видел. На окраине поселка в низине около реки жил Джек. Он практически не общался с людьми, изредка заходя в поселок за продуктами и лекарствами. Джек любил животных и всегда старался помогать им, даже если в его помощи нуждались хорек или лисица, которые постоянно таскали у него кур. К моменту их первой встречи жеребенок уже подрос и всласть наслаждался красотой и необъятностью прерий. Он мог часами носиться на свободе, то, бегая наперегонки со своими сверстниками, то, мчась по ветру и безуспешно пытаясь догнать свою тень.

В тот день Джек решил прогуляться верхом на одной из своих лошадей. Он совсем недавно выкупил эту непокорную лошадь у ее хозяина, который уже отчаялся когда-либо научить ее послушанию. То чего не получилось у ее хозяина за два с лишним года, Джеку удалось сделать за пару недель. Лошадь стала смирнее овечки, и Джеку хотелось посмотреть, как лошадь поведет себя на просторе. Пока все было прекрасно, лошадь спокойно вышагивала по ровной дороге, изредка останавливаясь, чтобы прогнать надоедливых мух и встряхивая головой. Джек пустил лошадь легким галопом, на что она отозвалась тихим ржанием и подалась вперед. Но, не успев проскакать и десяти метров, лошадь резко остановилась. Не разобравшись в чем дело, Джек хотел было возмутиться, но вдруг услышал топот копыт не менее двух десятков лошадей. Зная чем грозит в прерии встреча с мустангами, он развернул свою лошадь и хотел направить ее обратно, но остановился. В это время года мустанги были не очень опасны, тем более что их брачный период уже закончился. Да и слишком уж эффектным было открывшееся ему зрелище. Cверкая на солнце лоснящейся шерстью и наслаждаясь игрой мускулов, по прерии мчались лошади. Но не это завораживало, Джек не мог оторвать глаз от жеребца, который, не напрягаясь, скакал впереди. Это был шикарный представитель своей породы. Непокорная контрастная грива развевалась на ветру, а сильные ноги, казалось, даже не касались земли. Такое ощущение, что конь летел над землей, наслаждаясь каждым мгновением полета. Мустанги скрылись из виду, а Джек еще долго не мог прийти в себя после увиденного. Впервые в жизни он повел себя как эгоист. Он решил, что сделает все, чтобы это прекрасное, свободолюбивое животное принадлежало ему. Для начала Джек узнал, где пасется табун, и был очень рад тому, что прекрасный мустанг довольно часто убегал в прерию и долгое время находился там один.

Ко дню охоты Джек готовился особенно тщательно. Он огородил толстым высоким забором приличную часть своей земли. Затем он прорыл от реки небольшой канал, который потом опять же впадал в реку. Это было сделано для того, чтобы в канале всегда была свежая вода. И вот настал день охоты. Джек проверил лассо, напоил лошадь и выехал в прерию. Около двух часов он бродил по излюбленному маршруту мустанга и вот он появился. Поняв, что догнать мустанга его лошадь не сможет, Джек решил изменить свой первоначальный план. Он развернул лошадь и поскакал от мустанга. Решив, что с ним хотят поиграть, дикий конь помчался вдогонку. Когда мустанг поравнялся с его лошадью, Джек бросил лассо и моментально закрепил его на седле своей лошади. Убедившись, что конь пойман, Джек резко развернул свою лошадь и ничего не понимающий мустанг развернулся за ним. Джек поскакал резвым галопом, но конь смекнул, что что-то не так, нет уже той свободы движений. Мустанг попытался освободиться от веревки. Он поднимался на дыбы, мотал головой и нервно перебирал ногами, но веревка крепко держала его и, стремясь порвать ее, мустанг только сильнее затягивал петлю. На время конь смирился.

Приехав домой, Джек поставил его в приготовленный загон, насыпал ему овса на случай, если конь проголодается, и оставил его до утра осваиваться на новом месте. На следующий день, подойдя к загону, он увидел, что конь стоит у дальнего края забора и напряженно вслушивается. Джек окликнул его, но мустанг не отреагировал. Однажды в поселке Джек услышал, как этого коня назвали Грэйтом, так как считали его совершенным обитателем прерий. Поэтому Джек решил, что будет называть его Грэйт. Но заслужить расположение свободного, не привыкшего к ограничениям и заборам животного, было не так просто.

Первые три недели Грэйт отказывался от еды, что приносил ему Джек. Конь исхудал, и шерсть его потускнела, хвост и грива свалялись, и взгляд, казалось, уже ничего не выражал. Он тосковал по свободе. Но природа взяла свое и, когда Джек уже отчаялся когда-либо подружится с мустангом, конь начал есть. Постепенно он вновь начал оправдывать свое имя. Вновь завораживала его грациозность и восхищала красота его сильного тела. Наконец-то Джек добился своего. Мустанг признал в нем друга. Теперь Джек спокойно входил в загон и Грэйт приветствовал его радостным ржанием. Начались самые прекрасные дни в жизни Джека. Они купались в реке, Джек ухаживал за конем, кормил его, и Грэйт начал отвечать ему преданной дружбой. Время от времени Джек отпускал Грэйта побегать по прерии, но проходило не больше часа, и мустанг возвращался, потому что знал, что Джек стоит у загона и ждет его возвращения. Казалось, ничто не может омрачить их дружбу, но ничто не длиться вечно.

Грэйт начал скучать по вольной жизни, он грустнел день ото дня. Все чаще он напряженно вглядывался в далекую прерию, звал кого-то и ждал ответа. Однажды Джек, выйдя из дома, увидел, что Грэйт стоит у забора и около него три лошади. Казалось, лошади разговаривали. При виде Джека, три мустанга заволновались и нехотя отбежали от забора, они позвали с собой Грэйта. Джек взглянул на своего коня. Он никогда не видел, чтобы мустанг смотрел на него так, как он смотрел сейчас на этих лошадей.

Глаза у коня горели огнем, уши напряженно ловили каждый звук, а все тело было вытянуто в струну. Душа Грэйта была не здесь. Он всем существом был там, со своими дикими друзьями. Джек подошел, открыл загон и окликнул Грэйта. Конь нехотя повернулся в его сторону. Не заметив, что загон открыт, конь хотел было отвернуться, но потом увидел путь к свободе. Осторожно, сперва шагом, потом стелющейся рысью конь подбежал к выходу. Он благодарно взглянул на Джека, тряхнул головой и одним прыжком выскочил из загона. Красуясь, он подбежал к ждущим его лошадям и теперь уже он звал их за собой. Джек смотрел, как мустанги быстрым галопом удалялись в прерию, и чувствовал - в душе у него что-то обрывается. Он смотрел вслед Грэйту и глазами просил его вернуться, но внутренний голос подсказывал ему, что конь не вернется. Прошла неделя, месяц, у Джека на душе было пусто. Он всем сердцем привязался к этому умному, чуткому и бескорыстному животному. Когда на исходе был уже второй месяц, как он отпустил Грэйта, Джек собрал свои вещи, закрыл дом и уехал. Он не мог больше находиться там, где все напоминало ему о друге. Прощальный взгляд, и наполненное когда-то счастьем и радостью место опустело.

Грэйт мчался по прерии, и за ним следовали три мустанга. Он вновь наслаждался безумной скачкой наперегонки с ветром. Грэйт не мог надышаться на вновь обретенную свободу, но вскоре почувствовал, что что-то не так. Его переставало радовать то, без чего раньше он, казалось, не мог бы прожить. Все время в загоне он желал свободы, он хотел ее больше всего на свете. Раньше он не мог ее получить, его ждал Джек. Но вот Джек сам отпустил его, он свободен, но почему-то свобода его уже не радовала.

Он все чаще бродил один и пытался понять, что с ним происходит. Что ему так сильно необходимо, что за внутренний зов, который все сильнее и настойчивей нарастал в его душе? И однажды, отправившись на очередную прогулку вдали от табуна, он понял. Ему нужен Джек. Необходим как воздух, вода и солнце. И когда Грэйт это понял, он рванул. У него впервые в жизни была цель. Он возвращался к Другу, к единственному, кто всегда был рядом, когда это было нужно, кто ухаживал за ним и оберегал его. К тому, кто ласково оглаживал Грэйта и разговаривал с ним, и от звуков этого голоса у мустанга появлялось чувство спокойствия и тихого счастья. Он мчался уверенными скачками и вот он увидел дом.

Дом?
Да, этот загон и место, где жил Джек, стали ему домом.
Грэйт подбежал к загону, попил воды и позвал Джека. Но никто не появился.
Грэйт несколько раз обежал дом, толкнул запертую дверь и звал, звал своего друга.
Мустанг не понимал где Джек?
Где тот, кто стал ему самым дорогим существом на земле.
Почему его нет?
Почему он не стоит здесь и не ждет, как прежде?
Ведь вот дом, вот загон, даже река по-прежнему свежа и приветлива.
Грэйт понял, что его друга нет.
Мустанг стоял, смотрел на ранее так пьянившую его прерию и понимал, что все, что его окружало бессмысленно и бесполезно, если Джека нет рядом.
Но, к сожалению, понял он это слишком поздно.
Только теперь Грэйт осознал, как он одинок...

Аня Голубчикова

Вход


HomeКарта сайтаПоиск по сайтуПечатная версияe-mail
© 2000-2011 Студенческий городок